КПН сомнительные обязательства

1.Вид спора: налоговые споры

2. Категория налогоплательщика: юридическое лицо

3. Вид налога: КПН, НДС

Министерством финансов РК (далее – уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «В» на уведомление о результатах проверки территориального Департамента государственных доходов (далее - налоговый орган) о начисление корпоративного подоходного налога с юридических лиц, за исключением поступлений от субъектов крупного предпринимательства и организаций нефтяного сектора (КПН) в сумме 87 991,3 тыс.тенге и пени 10 222,8 тыс.тенге, налога на добавленную стоимость на произведенные товары, выполненные работы и оказанные услуги на территории Республики Казахстан (НДС) в сумме 83 309,4 тыс.тенге и пени 12 650,0 тыс.тенге.

Компания «В» не согласно с уведомлением о результатах проверки в части признания доходов и исключение НДС из зачета, ранее отнесенного в зачет по сомнительным обязательствам за 2020г. в сумме 382 264,1 тыс.тенге, а также исключение НДС из зачета по взаиморасчетам с Компанией «С».

  1. Относительно признания доходов по сомнительным обязательствам

В жалобе отмечено, что по результатам налоговой проверки, в целях определения налогового периода, в котором истёк трёхлетний срок с момента возникновения сомнительных обязательств, исчисление проведено со дня передачи товара, выполнения работ, оказания услуг. При этом, основанием послужило то обстоятельство, что к налоговой проверке не предоставлены документы, на основании которых возможно определить день окончания срока исполнения обязательств.

Вместе с тем, Компания «В» сообщает, что в соответствии с пунктом 1 статьи 277 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее – ГК РК), если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

При этом, нормами пункта 1 статьи 386 ГК РК установлено, что Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Таким образом, по мнению Компании «В» если условиями договора, предусмотрена дата исполнения обязательств, следовательно, течение трёхлетнего срока необходимо исчислять со дня, следующего за днём окончания срока исполнения обязательства по приобретённым товарам, работам и услугам.

Компания «В» указывает, что с Компанией «A» гражданско-правовые отношения, регулируются договорными обязательствами.

В жалобе отмечено, согласно договора на оказание транспортных услуг №46/1 от 04.01.2017г. и дополнительного соглашения №1 от 26.12.2017г., компанией «А» в период 2017г. Компании «В» предоставлены услуги на общую сумму 337 433,6 тыс.тенге, остаток кредиторской задолженности составил в сумме 244 902,1 тыс.тенге.

 Согласно условиям договора и дополнительного соглашения, оплата кредиторской задолженности Компанией «В» может производится частями до полного выполнения сторонами обязательств, а именно до 31.12.2020г.

Также, Компания «В» указывает, что в результате реорганизации путем присоединения, указанная кредиторская задолженность 29.04.2019г. в сумме 244 902,1 тыс.тенге, согласно договора уступки права требования №135 передана Компании «N», срок исковой давности не наступил.

На основании заключенного договора аренды автотранспортных средств и механизмов №2/8 от 04.01.2017г., а также дополнительного соглашения №1 от 27.12.2017г. к указанному договору поставщиком Компанией «A» предоставлены услуги в 2017г. на сумму 209 377,7 тыс.тенге, кредиторская задолженность составила в сумме 182 310,3 тыс.тенге, которая подлежит к оплате в срок до 31.12.2020г.

При этом, указанная кредиторская задолженность согласно договора уступки права требования №135 передана Компании «N», срок исковой давности не наступил.

На основании договора поставки товара и оказания услуг №46/6 от 04.01.2017г., а также дополнительного соглашения №1 от 14.03.2017г. в адрес Компании «В» в 2017г. реализованы строительные материалы на сумму 832 158,3 тыс.тенге, остаток кредиторской задолженности на сумму 480 574,7 тыс.тенге, согласно условиям договора и дополнительного соглашения к нему, подлежит оплате до 31 декабря 2020г.

В свою очередь, согласно договора уступки права требования №135 кредиторская задолженность на указанную сумму передана Компании «N», срок исковой давности не наступил.

Таким образом, в жалобе отмечено, что кредиторская задолженность перед Компанией «А»» по состоянию на 29.04.2019г. составила 907 787,1 тыс.тенге, которая в связи с реорганизацией путём присоединения, передана Компании «N».

Компания «В» обращает внимание, что присоединение юридического лица к другому юридическому лицу осуществляется путем включения имущества присоединяемого юридического лица в имущество присоединяющего юридического лица. При этом все права и обязанности присоединяемого юридического лица переходят к присоединяющему юридическому лицу, согласно передаточному акту.

Кроме того, в жалобе отмечено, что 23.07.2020г. в счет погашения задолженности Компания «В» реализовало Компании «N» земельный участок на сумму 300 000,0 тыс.тенге.

В связи с чем, согласно нормам статьи 183 Гражданского кодекса Республики Казахстан, срок исковой давности начинает отсчет с даты реализации земельного участка.

Компания «В» отмечает, что в акте налоговой проверки указано, в целях определения налогового периода, в котором истёк трёхлетний срок с момента возникновения сомнительных обязательств исчислен со дня передачи товара, выполнения работ, оказания услуг, в связи с тем, что к проверке не предоставлены документы, на основании которых возможно определить день окончания срока исполнения обязательств.

При этом, по мнению Компании «В» согласно норме предусмотренной пунктом 1 статьи 277 Гражданского кодекса Республики Казахстан следует, что если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

В свою очередь согласно пункту 1 статьи 386 Гражданского кодекса Республики Казахстан, Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Таким образом, при наличии в договоре условий, на основании которых предусмотрена дата исполнения обязательств, течение трёхлетнего срока необходимо исчислять со дня, следующего за днём окончания срока исполнения обязательства по приобретённым товарам, работам и услугам, так как срок исполнения определён договором.

В связи с тем, что условиями дополнительных соглашений, №1 от 26.12.2017г. к договору на оказания транспортных услуг №46/1 от 04.01.2017г., №1 от 27.12.2017г. к договору аренды автотранспортных средств и механизмов №2/8 от 04.01.2017г. и №1 от 14.03.2017г. к договору поставки товара и оказания услуг №46/6 от 04.01.2017г., сроки оплаты Компании «В» за поставленный товары (услуги) определены до 31.12.2020г.

При этом, нормами установленные подпунктом 4) пункта 2 статьи 230 Налогового кодекса доход по сомнительному обязательству признается в налоговом периоде, в котором истек трехлетний период, исчисляемый по сомнительным обязательствам со дня, следующего за днем окончания срока исполнения обязательства пор приобретенным товарам (работам, услугам) срок исполнения которого определен.

Следовательно, по мнению Компании «В» сроки исковой давности по договорам №46/1 от 04.01.2017г., №2/8 от 04.01.2017г. и №46/6 от 04.01.2017г. не наступили для признания доходов, как сомнительные обязательства.   

Из акта налоговой проверки следует, что в нарушение подпункта 6) пункта 1 статьи 226 и пункта 1 статьи 230 Налогового кодекса Компанией «В» не признан доход по сомнительным обязательствам, возникший по взаиморасчетам с Компанией «А» в сумме 382 264,1 тыс.тенге и в нарушение пункта 1 статьи 405 Налогового кодекса не проведена корректировка НДС в сумме 69 343,3 тыс.тенге. 

В ходе рассмотрения жалобы установлено.

В соответствии с подпунктом 6) пункта 1 статьи 226 Налогового кодекса в совокупный годовой доход включаются все виды доходов налогоплательщика без включения в них сумм налога на добавленную стоимость и акциза, в том числе доход по сомнительным обязательствам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 230 Налогового кодекса, обязательства, возникшие по приобретенным товарам (работам, услугам), а также по начисленным доходам работников, определяемым в соответствии с пунктом 1 статьи 322 Налогового кодекса, и не удовлетворенные в течение трехлетнего периода, исчисляемого в соответствии с пунктом 2 данной статьи, признаются сомнительными.

В доход по сомнительным обязательствам по полученным кредитам (займам, микрокредитам) не включается сумма полученного кредита (займа, микрокредита).

Указанные сомнительные обязательства подлежат включению в совокупный годовой доход налогоплательщика, за исключением НДС, который подлежит исключению из зачета в порядке, определенном разделом 10 Налогового кодекса.

Согласно подпункту 4) пункта 2 статьи 230 Налогового кодекса, доход по сомнительному обязательству признается в налоговом периоде, в котором истек трехлетний период, исчисляемый по сомнительным обязательствам, не указанным в подпунктах 1) - 3) данного пункта: со дня, следующего за днем окончания срока исполнения обязательства по приобретенным товарам (работам, услугам), срок исполнения которого определен; со дня передачи товара, выполнения работ, оказания услуг по обязательству по приобретенным товарам (работам, услугам), срок исполнения которого не определен.

Кроме того, на основании пункта 1 статьи 405 Налогового кодекса, если часть или весь размер обязательства по приобретенным товарам, работам, услугам признаются сомнительными в соответствии со статьей 230 Налогового кодекса, то производится корректировка суммы налога на добавленную стоимость, относимого в зачет, в сторону уменьшения на сумму НДС, ранее признанного относимым в зачет по таким товарам, работам, услугам, в размере, соответствующем размеру сомнительного обязательства, кроме НДС, ранее признанного относимым в зачет на основании подпунктов 2) и 3) пункта 1 статьи 400 Налогового кодекса.

Корректировка, предусмотренная данным пунктом, производится в налоговом периоде, в котором истек трехлетний период.

Таким образом, в совокупный годовой доход включаются все виды доходов, в том числе доход по сомнительным обязательствам, при этом, обязательство, возникшее по приобретенным товарам (работам, услугам), не удовлетворенные в течение трехлетнего периода, исчисляемого в соответствии с пунктом 2 статьи 230 Налогового кодекса, признаются сомнительными, ранее отнесенный в зачет НДС подлежит корректировки в сторону уменьшения.

Необходимо указать, что в соответствии с пунктом 5 статьи 179 Налогового кодекса к жалобе прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых налогоплательщик (налоговый агент) основывает свои требования, а также иные документы, имеющие отношение к делу.

В рассматриваемом случае, Компанией «В» к жалобе были приложены следующие документы:

- Договор на оказание транспортных услуг №46/1 от 04.01.2017г. и дополнительное соглашения к нему №1 от 26.12.2017г. (далее – Договор №46/1);

- Договор поставки товара и оказания услуг №46/6 от 04.01.2017г. и дополнительное соглашения к нему №1 от 14.03.2017г. (далее – Договор №46/6);

- Договор аренды автотранспортных средств и механизмов №2/8 от 04.01.2017г. и дополнительное соглашения к нему №1 от 27.12.2017г. (далее – Договор №2/8);

- Договор уступки права требования №135 от 29.04.2019г. заключенного между Компанией «А» (Цедент), Компанией «N» (Цессионарий) и Компанией «В» (Цессионар) (далее – Договор уступки);

- акты сверки взаиморасчетов и иные документы.

Так, согласно пункта 2.2 Договора №46/1, заключенным между Компанией «А» (Исполнитель) и Компанией «В» (Заказчик), оплата за оказанные услуги по договору Компания «В» осуществляет путем перечисления денежных средств на расчетный счет Компании «А» за фактический объем оказанных услуг в течении 5 (пять) банковских дней с даты подписания Компанией «В» оформленных транспортных накладных, актов выполненных работ, счетов-фактур.

По договору №2/8 платежи по арендной плате осуществляется путем предварительной оплаты в течении 5 (пять) банковских дней с момента получения счета на оплату, по договору №46/6 оплата производится за каждую отдельную партию товара производится на условиях 100% предварительной оплаты в течении трех банковских дней с момента получения счета на оплату от Компании «А».

Вместе с тем, дополнительными соглашениями №1 от 14.03.2017г., №1 от 26.12.2017г. и №1 от 27.12.2017г. к вышеуказанным договорам внесены изменения, согласно которым оплата за оказанные услуги по договору Компания «В» осуществляет путем перечисления денежных средств на расчетный счет Компании «А» за фактический объем оказанных услуг в течении 3 (три) и 5 (пять) банковских дней с даты подписания Компанией «В»   оформленных транспортных накладных, актов выполненных работ, счетов-фактур, а также оплата может производится частями до полного выполнения сторонами своих обязательств по Договору.

Также, указанными соглашениями сроки действия указанных Договоров продлены до 31.12.2020г.

Необходимо отметить, что дополнительные соглашения №1 от 14.03.2017г., №1 от 26.12.2017г. и №1 от 27.12.2017г. к вышеуказанным договорам со стороны Компании «А» подписаны директором гражданином К, тогда как, согласно данным ИС ИНИС РК директором являлся гражданин Т (с 12.04.2014г. по 24.07.2018г.), при этом, гражданин К является директором с 25.07.2018г.

Следовательно, на момент заключения дополнительных соглашений гражданин К не являлся руководителем Компании «А», соответственно, данные соглашении не могут быть приняты в качестве доказательств.

В связи с вышеизложенным, в ходе рассмотрения жалобы установлено, что по условиям договоров №46/1, №46/6 и №2/8 оплата за оказанные услуги и поставку товаров Компанией «В» производится путем перечисления денежных средств на расчетный счет Компании «А» за фактический объем оказанных услуг в течении 3 (три), 5 (пять) банковских дней с даты подписания Компанией «В» оформленных транспортных накладных, актов выполненных работ, счетов-фактур.

Следует указать, что согласно Договора уступки Компания «А» 29.04.2019г. сложившуюся его кредиторскую задолженность в сумме 907 787,1 тыс.тенге передает Компании «N», который обязуется перед Компанией «А» исполнить принятые им обязательства на условиях и в порядке, предусмотренным данным договором. При этом, согласно данным ИС ИНИС РК Компания «N» путем реорганизации 16.09.2020г. присоединилось к Компании «S».

Согласно Договору уступки Компания «А» уступает Компании «N» право требования по следующим договорам №46/1, №46/6 и №2/5 от 04.01.2017г. заключенные между Компанией «А» и Компанией «В».

Далее, как следует из акта налоговой проверки, последним период времени поставляемых товаров (работ, услуг) Компания «А» в адрес Компании «В» определен 3 квартал 2017г., при этом, кредиторская задолженность перед указанным поставщиком составила в сумме 940 794,7 тыс.тенге.

Также следует указать, что кредиторская задолженность в сумме 940 794,7 тыс.тенге, согласно Договору уступки Компанией «В» передана в Компании «N», при этом, согласно договора-купли продажи земельного участка №102 от 23.07.2020г. вышеуказанная сумма кредиторской задолженности уменьшена на сумму 300 000,0 тыс.тенге или составила в сумме 640 794,7 тыс.тенге, в том числе НДС в сумме 68 656,6 тыс.тенге.

Соответственно, по результатам налоговой проверки сумма дохода по сомнительным обязательствам за 2020г. определена без НДС в размере 572 138,1 тыс.тенге и сумма НДС, подлежащее к корректировке за 3 квартал 2020г. составила 68 656,6 тыс.тенге .

При этом, как указано в акте налоговой проверки, Компанией «В» в декларации по КПН (ф.100.00) за 2020г. включен доход по сомнительным обязательствам, определенный по взаиморасчетам с Компанией «А» в сумме 189 873,9 тыс.тенге, при этом, в части НДС корректировка в сторону уменьшения за 3 квартал 2020г. не проведена.

Таким образом, по результатам налоговой проверки увеличен совокупный годовой доход за 2020г. на сумму дохода по сомнительным обязательствам в размере 382 264,1 тыс.тенге (572 138,1 - 189 873,9), проведена корректировка суммы НДС, относимого в зачет за 3 квартал 2020г., в размере 69 343,3 тыс.тенге или больше на сумму 686,7 тыс.тенге (68 656,6 - 69343,3).

Следует отметить, что согласно пункту 1 статьи 178 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее - ГК РК) общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В целях принятия мотивированного решения по жалобе Компании «В» уполномоченным органом был направлен запрос в Министерство юстиции Республики Казахстан относительно применение пункта 1 статьи 178 ГК РК для определения срока исчисления трехлетнего периода согласно статье 230 Налогового кодекса.

Из ответа Министерства юстиции Республики Казахстан следует, что в соответствии с пунктом 4 статьи 1 ГК РК к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим бюджетным отношениям, гражданское законодательство не применяется, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами.

При этом статья 230 Налогового кодекса не содержит отсылки к нормам ГК РК.

В этой связи, Министерство юстиции Республики Казахстан сообщает, что нормы о сроках исковой давности, установленные статьей 183 ГК РК, не должны применяться при определении дохода по сомнительным обязательствам в соответствии с Налоговым кодексом.

 Таким образом, доход по сомнительному обязательству признается в налоговом периоде, в котором истек трехлетний период, исчисляемый по сомнительным обязательствам, не указанным в подпунктах 1) - 3) пункта 2 статьи 230 Налогового кодекса.

Следует отметить, как ранее отмечено нормами статьи 230 Налогового кодекса установлено, что доход по сомнительному обязательству признается в налоговом периоде, в котором истек трехлетний период, исчисляемый по сомнительным обязательствам.

В рассматриваемом случае, как указано в акте налоговой проверки, трехлетний период, исчисляемый по сомнительным обязательствам, истек в 3 квартале 2020г., при этом, основанием явилось, что последнее поступление товара в адрес Компании «В» осуществлено в третьем квартале 2017г.

Согласно приложению «Реестр счетов-фактур по реализованным товарам, работам, услугам в течении налогового периода» (ф.300.07) к декларации по НДС (ф.300.00) за 1-4 кварталы 2017г. Компании «А» следует, что Компания «А» последний раз выписало счета-фактуры в адрес Компании «В» 30.09.2017г.

Указанный факт, также подтверждается данными акта сверки за 2017г. между Компанией «В» и Компанией «А».

По договору на оказания транспортных услуг №46/1 от 04.01.2017г. оплата за оказанные услуги Компания «В» осуществляет путем перечисления денежных средств на расчетный счет Компании «А» за фактический объем оказанных услуг в течении 5 (пять) банковских дней с даты подписания Компанией «В» оформленных транспортных накладных, актов выполненных работ, счетов-фактур.

По договору аренды автотранспортных средств и механизмов №2/8 от 04.01.2017г. платежи по арендной плате осуществляется Компанией «В»

 путем предварительной оплаты в течении 5 (пять) банковских дней с момента получения счета на оплату.

По договору поставки товара и оказания услуг №46/6 от 04.01.2017г. оплата производится за каждую отдельную партию товара производится на условиях 100% предварительной оплаты в течении 3 (три) банковских дней с момента получения счета на оплату.

Исходя из изложенного, следует, что доход по сомнительному обязательству подлежит признанию в 2020г., то есть в налоговом периоде, в котором истек трехлетний период.   

Таким образом, результаты налоговой проверки по увеличению суммы дохода по сомнительным обязательствам за 2020г. на 382 264,1 тыс.тенге и корректировке (уменьшению) НДС по сомнительным обязательствам в сумме 68 656,6 тыс.тенге, являются обоснованными, при этом в части корректировки (уменьшения) НДС в сумме 686,7 тыс.тенге, являются необоснованными.

  1. Относительно исключения НДС из зачета по взаиморасчетам с Компанией «С»

В жалобе указано, что согласно Договора от 28.07.2016г. с Компанией «G» (далее Заказчик), Компания «В» (далее - Подрядчик) ведет строительно-монтажные работы на Объекте на сумму 811 491,6 тыс.тенге.

При этом, остаток объема работ на сумму 201 974,5 тыс.тенге по состоянию на 31.12.2020г. и по настоящее время не освоен, поскольку отсутствует строительная готовность в осях 1-12, 1-23 и требуется корректировка проектно-сметной документации (далее-ПСД) с положительным заключением повторной государственной экспертизы.

Так, в соответствии с требованиями статьи 628 ГК РК, Компания «В» как Подрядчик предупредило Заказчика о несоответствии ПСД по незавершённому Объекту, что отрицательно отразиться на годности и прочности результатов выполняемых работ, и в связи с этим, невозможностью завершения работ в срок. В результате Подрядчик был вынужден приостановить работы до корректировки ПСД с положительным заключением экспертизы. Основанием для прохождения государственной экспертизы проекта является и то, что по пятну 1 Объекта Заказчик изменил посадку здания, а также из-за некорректного первоначального решения Проектировщика по устройству гидроизоляционного слоя паркинга.

Также отмечено, что в процессе исполнения Договора подряда от 21.01.2019г. субподрядная организация - Компания «С» выставило Компании «В» счет-фактуру №274 от 30.12.2019г. на сумму 124 368,2 тыс.тенге по Объекту.

Компания «В» приняло строительно-монтажные работы в 2019г., что подтверждается Формой КС №2 «Акт приёмки выполненных работ» и Формой КС-3 «Справка о стоимости выполненных работ и затрат». При этом Заказчиком данный объём работ не принят, в связи, с чем указанные работы относятся к расходам будущих периодов, и значится на балансе Компании «В»  до приёмки Заказчиком. По мере принятия указанных работ Заказчиком, сумма выполненных работ будет отражена в обороте облагаемым НДС.

Компания «В» обращает внимание, что затраты непредъявленные Заказчику, Компания «В» будет предъявлять по мере возобновления незавершенного строительством Объекта.

В связи с чем, в жалобе указано, что сумма НДС 13 324,2 тыс.тенге, в соответствии с пунктом 1 статьи 400 Налогового кодекса Компанией «В» в зачёт отнесена правомерно и уведомление по результатам проверки в указанной части подлежит отмене.

Из акта налоговой проверки следует, что Компанией «В» в нарушение пункта 1 статьи 405 Налогового кодекса завышен НДС отнесенный в зачет в сумме 13 324,2 тыс.тенге по взаиморасчетам с Компанией «С».

В ходе рассмотрении жалобы установлено следующее.

Согласно подпункту 1) пункта 1 статьи 400 Налогового кодекса суммой налога на добавленную стоимость, относимого в зачет получателем товаров, работ, услуг, являющимся плательщиком НДС в соответствии с подпунктом 1) пункта 1 статьи 367 Налогового кодекса, признается сумма НДС, подлежащего уплате за полученные товары, работы и услуги, если они используются или будут использоваться в целях облагаемого оборота по реализации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 190 Налогового кодекса налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета. Порядок ведения бухгалтерской документации устанавливается законодательством Республики Казахстан о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Согласно пункту 1 статьи 6 Закона Республики Казахстан «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» от 28.02.2007г. (далее - Закон о бухгалтерском учете) бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации об операциях и событиях индивидуальных предпринимателей и организаций, регламентированную законодательством Республики Казахстан о бухгалтерском учете и финансовой отчетности, а также учетной политикой.

В соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 7 Закона о бухгалтерском учете бухгалтерская документация включает в себя первичные документы, регистры бухгалтерского учета, финансовую отчетность и учетную политику.

Бухгалтерские записи производятся на основании первичных документов. Первичные документы должны быть составлены в момент совершения операции или события либо непосредственно после их окончания.

Кроме того, в соответствии с подпунктом 6) статьи 7 Закона о бухгалтерском учете первичные документы, как на бумажных, так и на электронных носителях должны содержать обязательные реквизиты, где среди прочего предусмотрено указание наименования должностей, фамилии, инициала и подписи лиц, ответственных за совершение операции (подтверждение события), и правильность ее (его) оформления.

Таким образом, отнесение НДС в зачет по приобретенным товарам (работам, услугам) производятся при наличии первичных документов, подтверждающих данные расходы, которые фиксируют факт совершения операции либо события, при условии, что они используются или будут использоваться в целях облагаемого оборота. При этом ведение первичной учетной документации осуществляется в соответствии с требованиями Закона о бухгалтерском учете, в том числе по фиксированию факта совершения операции либо события.

Первичные документы, как на бумажных, так и на электронных носителях должны содержать обязательные реквизиты, где среди прочего предусмотрено указание наименования должностей, фамилии, инициала и подписи лиц, ответственных за совершение операции.

В соответствии с пунктом 1 и подпунктом 1) пункта 1 статьи 404 Налогового кодекса корректировкой суммы налога на добавленную стоимость, относимого в зачет, является увеличение или уменьшение суммы налога на добавленную стоимость, относимого в зачет, в случаях, установленных настоящей статьей и статьей 405 настоящего Кодекса.

Уменьшение суммы налога на добавленную стоимость, относимого в зачет, производится по товарам, работам, услугам, по которым налог на добавленную стоимость ранее был отнесен в зачет по товарам, работам, услугам, использованным не в целях облагаемого оборота, за исключением использованных в целях необлагаемого оборота, в связи с наличием которого налогоплательщиком применен пропорциональный метод в соответствии со статьями 407 и 408 настоящего Кодекса.

Следовательно, корректировка суммы НДС в сторону уменьшения производится по товарам, работам, услугам, по которым НДС ранее был отнесен в зачет по товарам, работам, услугам, использованным не в целях облагаемого оборота.

В рассматриваемом случае, по результатам налоговой проверки исключены НДС из зачета за 4 квартал 2019г. в сумме 13 324,2 тыс.тенге по взаиморасчетам с Компанией «С» (строительно-монтажные работы - строительство паркингов (далее – СМР)).

 Следует отметить, что Компания «В» (Подрядчик) заключен Договор о государственных закупках работ от 28.07.2016г. с Компанией «G» (Заказчик), согласно которому Компания «В» обязуется выполнить работы Объекту, общая сумма договора составляет 811 491,6 тыс.тенге с НДС. При этом, договор вступает в силу со дня подписания и действует по 31.12.2016г.

Согласно Приложению №1 к указанному договору срок поставки по договору определен на 20 декабря 2016г., планируемый срок поставки - третий квартал 2017г.

Вышеуказанный Договор о государственных закупках работ, согласно дополнительным соглашениям от 29.12.2016г. продлен до 31.12.2017г., от 17.11.2017г. продлен до 31.12.2018г. и от 21.11.2018г. продлен до 31.12.2019г.

Компанией «В» ни в ходе проведения налоговой проверки, ни в ходе рассмотрения возражения на предварительный акт проверки, документы, подтверждающие продление срока договора не предоставлялись.

При этом, в рамках Договора о государственных закупках работ Компанией «G» приняты работы по актам выполненных работ и согласно акта сверки в период с 29.09.2016г. по 15.02.2019г. оплачены с учетом НДС на общую сумму 609 516,8 тыс.тенге.

Следует указать, что пунктами 8.7 и 8.8 Договора о государственных закупках работ определено, в том числе, что не допускается передача Исполнителем ни полностью ни частично кому-либо своих обязательств по настоящему договору без предварительного письменного согласия Заказчика.

При этом, в случае привлечения субподрядчиков (соисполнителей) Компания «В» предоставляет Заказчику копии всех субподрядных договоров заключенных в рамках данного Договора. Наличие субподрядчиков не освобождает Компанию «В» от материальной или другой ответственности по Договору.

В ходе проведения налоговой проверки налоговый орган направлен запрос в Компанию «G» о представлении документов по взаиморасчетам с Компанией «В», а также представления информации по субподрядным организациям, проводившие СМР, дату начала строительства и завершения.

Как следует из ответа Компании «G» в период проведения СМР по вышеуказанному договору, Компанией «В» не представлены сведения по привлечению субподрядных организаций.

Также в письме указано, что в рамках Договора (в период с 29.09.2016г. по 15.02.2019г.) из объема работ на сумму 811 491,3 тыс.тенге, Компанией «G» приняты работы по актам выполненных работ на сумму 609 516,8 тыс.тенге, при этом оплачено 632 219,1 тыс.тенге, соответственно, сумма невыполненных обязательств по договору со стороны Компании «В» составляет 201 974,5 тыс.тенге (811 491,3 - 609 516,8).

Далее, из информации налогового органа следует, что Компанией «С» в адрес Компании «В» 12.05.2020г. выписана электронная счет – фактура ESF-051240005613-20200512-37009380 (исправленная) на сумму оборота 111 037,7 тыс.тенге и НДС в сумме 13 324,5 тыс.тенге, при этом, дата совершения оборота - 30.12.2019г.

Согласно письму Компании «В» от 11.07.2022г., приложенного к жалобе в качестве подтверждения своих доводов, следует, что ранее письмом от 29.07.2019г. Компания «В» ставило известность Компанию «G»  о временной приостановки работ.

Следует отметить, что согласно приказу Председателя Агентства Республики Казахстан по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства №170 от 02.05.2012г. (далее – приказ №170 от 02.05.2012г.) при расчетах между заказчиком и подрядчиком за выполненные строительно-монтажные работы следует применять следующие формы: акт приемки выполненных объемов работ; акт приемки выполненных работ; справки о стоимости выполненных работ и затрат.

При отсутствии утвержденных приказом форм, в том числе акта выполненных работ (СМР), документальным свидетельством факта выполненных работ в строительстве могут служить первичные документы, составленные предприятием самостоятельно в соответствии с требованиями статьи 7 Закона РК от 28.02.2007 года №234 «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» (далее - Закон).

Следовательно, при отсутствии утвержденных Приказом форм, в том числе Акта сдачи-приемки строительно-монтажных работ, документальным свидетельством факта совершения выполненных строительно-монтажных работ могут служить первичные документы, составленные организацией самостоятельно, в соответствии с вышеуказанной нормой Закона.

При этом акты выполненных работ (оказанных услуг) должны содержать наименование работ (услуг) в разрезе их подвидов в соответствии с технической спецификацией, заданием, графиком выполнения работ (услуг) при их наличии и прочее.

Таким образом, вышеуказанная утвержденная форма акта выполненных работ предусматривает обязательное наличие отражения реквизитов, подтверждающих факт оказания данных работ, соответственно, на основании которого возможно подтверждение связанности данных расходов с облагаемым оборотом.

В данном случае, в представленном налоговым органом акте выполненных работ (оказанных услуг) (форма Р-1) от 30.12.2019г. №263 «Наименование работ (услуг) в разрезе их подвидов в соответствии с технической спецификацией, заданием, графиком выполнения работ (услуг) при их наличии» актов выполненных работ указано одной строкой строительство на Объекте.

Таким образом, сведения, отраженные в акте выполненных работ (оказанных услуг) от 30.12.2019г. №263 (форма Р-1) и в счетах – фактурах не раскрывают характер выполненных строительно-монтажных работ и стоимость материалов, использованных в ходе выполнения данных работ, а также отсутствуют расшифровки подписи в графе «Сдал (Исполнитель)» и в графе «Принял (Заказчик)».

Кроме того, необходимо отметить, что как следует из акта налоговой проверки, согласно данным декларации по КПН (ф.100.00) за 2019г. Компанией «В» данные расходы признаны как расходы текущего периода и отражены на вычетах по строке 100.000.009 Н «Прочие услуги и работы» в сумме 111 037,7 тыс.тенге.

При этом, по результатам налоговой проверки указанные расходы исключены из вычетов как расходы не связанные с деятельностью направленные на получение дохода.

Следует отметить, что Компанией «В» в жалобе доводы не приведены в части необоснованности исключения указанных расходов из вычетов по вышеуказанной причине.

Вместе с тем, Компания «В» в жалобе указывает, что данные расходы относится к расходам будущих периодов. (РБП).

Однако, в ходе рассмотрения жалобы установлено, что в строке 100.00.019 IX декларации по КПН (ф.100.00) Компанией «В» за 2019г. не была отражена стоимость работ и услуг, себестоимость запасов, которые были признаны в отчетном налоговом периоде РБП и подлежат отнесению на вычеты в последующие налоговые периоды, соответственно, доводы Компании «В», что данные расходы относятся к РБП являются не состоятельными.

На основании вышеизложенного, исключение НДС из зачета по взаиморасчетам Компании «В» с Компанией «С» и соответствующее начисление НДС по указанной части по результатам налоговой проверки являются обоснованными.

В соответствии со статьей 73 Административного процедурно - процессуального кодекса Республики Казахстан в адрес Компании «В» 03.08.2022г. направлено предварительное решение, на которое участник административной процедуры предоставил письменное возражение. Доводы, изложенные в возражении Компанией «В», рассмотрены при вынесении решения.

По итогам заседания Апелляционной комиссии, принято решение - отменить обжалуемое уведомление о результатах проверки в части корректировки (уменьшения) НДС в сумме 686,7 тыс.тенге, а в остальной части обжалуемое уведомление оставить без изменения.

Министерством финансов РК







  • 428
  • 0
  • 25 Августа 2022

Комментарии

Чтобы иметь возможность читать и оставлять комменарии, необходимо иметь активную подписку на сайте.