Таможенная стоимость по лизингу

Министерством финансов Республики Казахстан (далее – уполномоченный орган) получена жалоба Компании «I» на уведомление об устранении нарушений территориального Департамента государственных доходов (далее – таможенный орган) о начислении ввозной таможенной пошлины.

Как следует из материалов дела, таможенным органом проведена таможенная проверка по вопросу правильности заявления таможенной стоимости товаров – «седельные тягачи марки Scania R440 и полуприцепы марки Schmitz и Kogel», по результатам которой вынесено уведомление на общую сумму 18 230,8 тыс. тенге.

Компания «I», не согласившись с выводами таможенного органа, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение таможенного органа.

Так, Компания «I» поясняет, что при декларировании определило таможенную стоимость товаров в соответствии с максимально возможной степенью стоимости сделки с этими товарами, то есть основным методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Компания «I» считает, что включение в таможенную стоимость лизингового вознаграждения противоречит таможенному законодательству Республики Казахстан и Евразийского экономического союза.

Получатель лизингового вознаграждения не является продавцом или лицом, действующим в пользу продавца в смысле статьи 66 Кодекса Республики Казахстан «О таможенном регулировании в Республике Казахстан» (далее – Кодекс о таможенном регулировании).

По мнению Компании «I», Кодекс о таможенном регулировании не раскрывает содержание таких категорий как «продавец» и «лизинговое вознаграждение», в связи с чем, их правовая природа определяется гражданским законодательством. Кроме того, данные категории используются также и в налоговом законодательстве.

В соответствии со статьей 565 Гражданского кодекса Республики Казахстан по договору лизинга лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у продавца и предоставить лизингополучателю это имущество во временное владение и пользование для предпринимательских целей за плату. Договором лизинга может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется лизингодателем.

Гражданское и налоговое законодательство Республики Казахстан в качестве субъектов лизинговой сделки рассматривает трех самостоятельных, независимых друг от друга субъектов - лизингополучателя, лизингодателя и продавца.

По договорам финансового лизинга, заключенным между Компанией «I» и Компанией «S» (Швеция), Компания «I» является лизингополучателем, a Компания «S» - лизингодателем. Все договора имеют одинаковые условия.

В статье 2 договоров финансового лизинга указано, что Продавец товара выбран Лизингополучателем с согласия Лизингодателя. Кроме этого, в статье 1 договоров финансового лизинга отражено, что в соответствии с условиями договора лизинга Лизингодатель обязуется передать в лизинг Лизингополучателю имущество и более подробно описанное в Договорах о намерении между Лизингополучателем и Компанией «C» (Швеция).

Компания «I» утверждает, что из условий договоров финансового лизинга и положений законодательства Республики Казахстан, участниками рассматриваемых в уведомлении об устранении нарушений, акте проверки и в настоящей жалобе лизинговой сделки являются:

-        Лизингодатель – Компания «S»;

-        Лизингополучатель - Компания «I»;

-        Продавец (Поставщик) – Компания «C».

Исходя из фактических обстоятельств, очевидно, что Лизингодателем и Продавцом товара являются различные компании: Лизингодателем - Компания «S» (Швеция), занимающаяся инвестиционной деятельностью/кредитованием, как следует даже из наименования данного юридического лица, а Продавцом (Поставщиком) - Компания «C» (Швеция), занимающаяся продажей/поставкой техники. При этом данные лица не являются представителями друг друга.

Совокупность лизинговых платежей, уплачиваемых Компанией «I» по договорам финансового лизинга не может быть признана стоимостью сделки в буквальном смысле этого понятия.

Анализ условий договоров финансового лизинга, закрепленных в статьях 1 и 2 договоров и в Приложении № 2 к договору, в контексте статьи 21 Закона Республики Казахстан «О финансовом лизинге» показывает, что в данном случае лизинговые платежи разделены на две части, включая в себя возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга и лизингового вознаграждения.

При этом указанное возмещение затрат на приобретение лизингодателем - Компанией «S» предмета лизинга полностью соответствует цене товара, закупаемого последним у продавца - Компании «C» и передаваемого лизингополучателю - Компании «I» в соответствии с договорами о намерении.

Тем самым, Компания «I» считает, что лизинговое вознаграждение по договорам финансового лизинга представляет собой оплату финансовых услуг лизингодателя в размере, определяемом договором (статья 2 договора), а не часть стоимости товара.

Все возможные дополнительные начисления к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, перечислены в статье 67 Кодекса о таможенном регулировании. Лизинговое вознаграждение в составе таких дополнительных начислений также не предусмотрено.

Таможенный орган не принял во внимание выводы Специализированного межрайонного экономического суда (далее - Суд) о незаконности включения в таможенную стоимость товаров лизинговых вознаграждений. Суд считает, что включение лизинговых платежей в таможенную стоимость товаров явилось неверным.

В 2018 году в Суде была рассмотрена жалоба Компании «I» (истец) на действия таможенного органа (ответчик) по увеличению за счет лизингового вознаграждения таможенной стоимости 10-ти седельных тягачей «Scania» и 10-ти полуприцепов-платформ «Kogel Cargo», при оформлении ДТ от 21.09.2017г. и 21.09.2017г., и обязании произвести корректировку таможенной стоимости, уменьшив таможенную стоимость товаров на величину лизингового вознаграждения. Компания «I» в своих доводах о незаконности включения в таможенную стоимость товаров лизингового вознаграждения, ссылалось на статью 101 Кодекса Республики Казахстан «О таможенном деле в Республике Казахстан» (далее – Кодекс о таможенном деле) устанавливающую, что лизинговое вознаграждение подлежит уплате не Продавцу, а Лизингодателю.

Решением Суда от 08.02.2018г., вступившим в законную силу, было установлено следующее:

«... Согласно представленному 21 сентября 2017 года истцом пакету документов при таможенном оформлении товаров, ответчику следовало правильно определить статус каждого участника сделки, а именно, продавца завозимых истцом товаров, лизингодателя, лизингополучателя — самого истца, и только после этого определить таможенную стоимость товаров».

«...Приведенные нормы закона подтверждают доводы истца, что таможенной стоимостью товара является цена сделки, уплаченная продавцу или в пользу продавца.

...Включение сумм лизинговых платежей в таможенную стоимость товаров является неверным и противоречит требованиям Кодекса о таможенном деле.

Суд не может также согласиться с позицией ответчика о правомерности включения лизинговых платежей в таможенную стоимость товаров со ссылкой на подпункт 3 пункта 1 статьи 102 Кодекса о таможенном деле.

В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 102 Кодекса о таможенном деле, при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются: часть полученного в результате последующей продажи, распоряжения иным способом или использования ввозимых товаров дохода или выручки, которая прямо или косвенно причитается продавцу.

Буквальное толкование данной нормы закона подразумевает, что в ней идет речь о суммах, поступающих от реализации ввезенного товара в распоряжение продавца прямым или косвенным образом.

Однако, как указано выше, лизинговые платежи предназначались не продавцу, а лизингодателю, соответственно, подпункт 3 пункта 1 статьи 102 Кодекса о таможенном деле к предмету спора не применим.

Таким образом, суд считает, что включение лизинговых платежей в таможенную стоимость товаров явилось неверным…».

Кроме того, неправомерность включения лизингового вознаграждения в стоимость товара при определении таможенных платежей подтверждается и системой отражения в бухгалтерском и налоговом учете стоимости объектов основных средств, приобретаемых по договорам финансового лизинга, и суммы вознаграждения по финансовому лизингу. Передача имущества в финансовый лизинг рассматривается как реализация имущества лизингодателем лизингополучателю. При этом лизингополучатель рассматривается как владелец предмета лизинга, а лизинговые платежи - как платежи по кредиту, предоставленному лизингополучателю.

Сумма вознаграждения по финансовому лизингу не включаются в целях налогообложения в первоначальную стоимость объектов основных средств и, соответственно, не переносится впоследствии на амортизацию фиксированных активов, а учитываются в соответствии со статьей 246 «Вычет по вознаграждению» Кодекса Республики Казахстан от 25.12.2017г. № 120-VI ЗРК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)».

Включение в таможенную стоимость суммы лизингового вознаграждения ведет к завышению первоначальной стоимости объектов основных средств и, как следствие, к нарушению методологии учета фиксированных активов, определенной бухгалтерским и налоговым законодательством Республики Казахстан, стандартами МСФО.

Таким образом, Компания «I» просит отменить уведомление об устранении нарушений от 26.02.2019г. полностью.

Проверив доводы участника ВЭД, исследовав представленные таможенным органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 89 Кодекса о таможенном регулировании, срок исковой давности по требованиям таможенных органов и плательщиков составляет пять лет, исчисляемый с даты завершения таможенного декларирования и выпуска товаров.

Статьей 396 Кодекса о таможенном регулировании предусмотрено, что при проведении таможенного контроля таможенной стоимости ввозимых товаров, заявленной при таможенном декларировании, таможенным органом осуществляется проверка правильности определения и заявления таможенной стоимости товаров.

В рассматриваемом случае Компанией «I» с 2015 по 2018 года на основании 7-ми договоров финансового лизинга, заключенных с лизингодателем - Компанией «S» (Швеция), осуществлен ввоз 65-ти седельных тягачей марки «Scania R440» и 65-ти полуприцепов марки «Schmitz» и «Kogel». Поставка седельных тягачей марки «Scania R440» осуществлялась из Нидерландов, а полуприцепов «Schmitz» и «Kogel» из Германии.

Данные товары были помещены под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления по 16-ти декларациям на товары с заявлением метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Структура таможенной стоимости товаров состояла из цены товаров, указанных в договорах финансового лизинга и договорах о намерении, и транспортных расходов по доставке товаров до таможенной границы Таможенного союза/Евразийского экономического союза.

Впоследствии по результатам камеральной таможенной проверки после выпуска товаров таможенным органом в таможенную стоимость товаров были включены суммы лизинговых вознаграждений, уплаченных и (или) подлежащих уплате Компанией «I» в пользу Компании «S» (Швеция), и начислена с них ввозная таможенная пошлина.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 101 Кодекс о таможенном деле и пунктами 1 и 3 статьи 66 Кодекса о таможенном регулировании, таможенной стоимостью ввозимых товаров является стоимость сделки с ними, то есть цена сделки, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на таможенную территорию Таможенного союза/Евразийского экономического союза и дополненная в соответствии с положениями статей 102/67 указанных Кодексов.

Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или иному лицу в пользу продавца.

В рассматриваемом случае в статье 2. «Условия лизинга» договоров финансового лизинга указано, что продавец товара выбран лизингополучателем с согласия лизингодателя. Товары предоставляются в лизинг в фактическом состоянии, соответствуют модели, техническим характеристикам и особенностям, выбранным лизингополучателем.

Кроме того, в статье 1 договоров финансового лизинга имеется ссылка на номера и даты договоров о намерении, в которых подробно описаны выбранные товары.

В целях исполнения данных условий Компанией «I» ранее были заключены договора о намерении с поставщиком – Компанией «C» (Швеция) по поставке товаров - седельных тягачей и полуприцепов.

В разделе «Условия оплаты» договоров о намерении указано, о передаче всех прав поставщика - Компании «C» в связи с поставкой продукции Компании «S», что подтверждается отдельным соглашением между получателем – Компанией «I» и Компанией «C». Все платежи должны быть осуществлены на счет в банке Компании «S».

В подтверждение соблюдения данных условий в абзаце 4 статьи 2 договоров о финансовом лизинге предусмотрено, что право собственности на товары, указанные по тексту в статье 1, которые заранее выбраны и одобрены лизингополучателем (Компания «I») с целью дальнейшего предоставления указанных товаров в пользование лизингополучателя по финансовому лизингу на основании данного договора лизинга, принадлежит лизингодателю (Компания «S»).

Срок лизинга составляет 4 года (48 лизинговых платежей), начиная с даты поставки и заканчивая датой оплаты 48-го лизингового платежа. 48 лизинговых платежей оплачиваются ежемесячно согласно графику платежей, приведенному в приложении 2.

Согласно графику платежей сумма лизинговых платежей состоит из амортизации и лизинговых вознаграждений, уплачиваемых в Евро.

Тем самым в силу условий договора финансового лизинга, лизинговые платежи предназначались со стороны лизингополучателя - Компании «I» в пользу лизингодателя – Компании «S», но никак не в пользу поставщика (продавца) товаров Компании «C».

Также следует отметить, что лизинговые платежи включают в себя вознаграждение за услуги лизинговой компании, в том числе, оплату услуги по предоставлению финансирования (лизинговый процент), стоимость, которой не относится к цене предмета лизинга как товара, подвергаемого оценке в связи с его ввозом на таможенную территорию Таможенного союза/Евразийского экономического союза.

Кроме того, в пунктах 1 статей 102 Кодекса о таможенном деле и 67 Кодекса о таможенном регулировании содержится перечень расходов, которые добавляются к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними. В данном перечне отсутствует дополнительное начисление в виде затрат на уплату лизингового вознаграждения.

Пунктом 4 вышеуказанных статей установлено, что при определении таможенной стоимости ввозимых товаров дополнительные начисления к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за такие товары, кроме указанных в пункте 1 данной статьи, не производятся.

В акте проверки не отражены нормы таможенного или иного законодательства Республики Казахстан, нарушенные Компанией «I» при определении таможенной стоимости товаров. Не представлены доказательства несоблюдения структуры таможенной стоимости товаров, ввезенных по договорам финансового лизинга, заключенным между Компанией «I» (лизингополучатель) и Компанией «S» (лизингодатель).

Кроме того, необходимо отметить, что в ходе рассмотрения жалобы в Евразийскую экономическую комиссию (далее - ЕЭК) направлен запрос для получения позиции по вопросу включения в таможенную стоимость товаров лизинговых вознаграждений, оплачиваемых лизингополучателем за услуги по предоставлению финансирования (лизинговый процент).

Согласно письму ЕЭК от 19.11.2019г. следует, что в таможенную стоимость товаров, являющихся предметом лизинга, могут не включаться процентные платежи, предусмотренные Решением Коллегии ЕЭК № 118 от 22.09.2015г. «Об утверждении Правил учета процентных платежей при определении таможенной стоимости товаров» (далее – Правила № 118). При этом следует исходить не просто из названия таких платежей в договоре лизинга, а рассматривать вопрос являются ли они по сути процентными платежами как они определены в вышеуказанных Правилах, а также соблюдаются ли условия, установленные пунктом 5 Правил № 118.

В соответствии с пунктом 5 Правил № 118 процентные платежи не включаются в таможенную стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию Союза, при одновременном выполнении следующих условий:

1) процентные платежи указаны отдельно от цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые (оцениваемые) товары (например, приведены отдельной строкой в счете-фактуре);

2) финансовые отношения оформлены в виде отдельного финансового соглашения либо раздела внешнеэкономического договора в письменном или электронном виде;

3) ввозимые (оцениваемые) товары действительно проданы по цене, заявленной в качестве цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате, то есть продавец при формировании цены товаров не учитывает процентные платежи, и даже в случае отсутствия финансовых отношений с покупателем товары были бы проданы по такой же цене;

4) установленная в финансовом соглашении либо во внешнеэкономическом договоре процентная ставка не превышает уровня, характерного для аналогичных финансовых отношений в той же стране и в соответствующий период времени, в который были заключены финансовое соглашение либо внешнеэкономический договор соответственно.

При этом в акте проверки отсутствуют факты, подтверждающие о невыполнении или несоблюдении условий пункта 5 Правил № 118.

Решением Апелляционной комиссии результаты таможенной проверки по определению таможенной стоимости товаров признаны неправомерными.

  • 1333
  • 0
  • 24 января 2020

Комментарии

Чтобы иметь возможность читать и оставлять комменарии, необходимо иметь активную подписку на сайте.